Поиск

Казахстанская экономическая модель

Казахстан привлекает к себе международное внимание своими экономическими успехами – мнимыми и реальными. Местные реформаторы приписывают эти успехи себе, западные эксперты и советники из МВФ, Всемирного Банка и Германского института ИФО считают, что это они способствовали выработке казахским правительством правильной стратегии. Неолибералы упиваются чудодейственной силой рыночных реформ на казахстанском примере, левые экономисты хвалят руководство Казахстана за вмешательство государства. Соседи Казахстана негодуют и завидуют, российские экономисты ставили Казахстан и его финансовую систему в пример своему правительству.

Все они по-своему правы. Казахстан под руководством Президента

Н.Назарбаева действительно провел рыночные реформы, порой весьма болезненные, предельно либерализовав свою экономику. Но затем произошло частичное возвращение к политике государственного вмешательства в экономические, точнее – социально-экономические процессы. Все вместе это имело сложный, но в целом позитивный эффект. Реальные успехи в сочетании с умелой имиджевой кампанией и экономическими провалами в других постсоветских государствах (плюс хорошая конъюнктура на сырье и нефть) способствовали появлению феномена «казахского экономического чуда».

Бурные события начала 1990-х годов, когда произошло моментальное и повсеместное крушение советской экономики, не могли не затронуть Казахстан. Но удар был смягчен тем, что Казахстан благодаря своим сырьевым ресурсам, прежде всего металлам, смог выдержать удар и пережить казавшееся катастрофическим крушение прежней системы. Ставка на то, что сырьевые сектора экономики помогут накопить силы и пройти через тяжелые, но необходимые реформы, себя полностью оправдала на стратегическую перспективу.

Всю первую половину 1990-х годов велась большая игра вокруг казахстанской нефти. В дело были замешаны геополитические позиции многих держав, интересы крупных транснациональных компаний, возникли грандиозные геоэкономические транспортные и коммуникационные проекты.

В результате в эту сферу пришли ТНК.

Ставка в экономической стратегии была сделана на макро-стабилизацию народного хозяйства, развитие финансового сектора и банковской системы, освобождение предпринимательской энергии путем рыночных реформ и привлечения инвестиций. Самой сложной задачей на этом пути было, безусловно, введение собственной национальной валюты и то, что последовало за принятием этой ответственности в финансовой сфере. Трудности поджидали молодую казахстанскую валюту не только во внутриэкономической области, но и в не меньшей степени во внешней сфере. Казахстан с его широкой зависимостью от импорта и многочисленными экспортными статьями совершенно не мог изолировать собственную валюту от внешнего влияния.

В некотором смысле нам повезло, что строительство независимой валютно-финансовой системы Казахстана выпало на первую половину 1990-х годов, когда во всем мире уже можно было воочию наблюдать пагубные и горькие последствия следования в 1970-80-е годы многими странами Латинской Америки и Африки рекомендациям и жестким требованиям МВФ. Чтобы такого не произошло в Казахстане, руководство республики решило пригласить группу независимых экспертов, которые смогли бы делать для правительства страны более или менее объективный, и главное – независимый анализ рекомендаций МВФ и давать прогноз тому, насколько целесообразно следовать указаниям фонда. Немецкие советники точно поставили диагноз катастрофическому положению в экономике Казахстана и выявили его причины: это был эффект т.н. двойной шоковой терапии, при которой макроэкономический шок накладывается на шок трансформационного периода.

Сейчас в финансовой политике Казахстана невооруженным глазом видно присутствие сильной политической воли, ясное понимание ее стратегических целей, общих задач и потенциальных угроз. Казахстанская финансовая система, считающаяся сегодня лучшей в СНГ, приобрела те черты, которые обеспечили ей эффективность: обеспечение платежной дисциплины, поддержание прозрачности финансовых операций и т.д. В это время встала необходимость развития перерабатывающих отраслей в Казахстане с тем, чтобы избежать зависимости от сырьевого экспорта. Но в реальности, по-видимому, в основе казахстанской финансовой стратегии все-таки лежали жесткие императивы, продиктованные жизнью и неотложными задачами текущего дня.

Главным результатом этой стратегии является то, что удалось создать эффективно действующую банковскую и финансовую системы, выработать навыки контроля и управления макро- и микроэкономической ситуацией.

Процесс экономических преобразований в Казахстане – наглядный пример тех трудностей, которые приходится преодолевать на пути к рыночной экономике даже самому богатому ресурсами новому независимому государству. Руководство страны получило в наследство ситуацию, дававшую реальные основания для оптимизма. Экономика носила диверсифицированный характер, а достаточно развитые обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство открывали возможность для плавного перехода к независимости за счет удовлетворения материальных запросов населения в той степени, которая позволяла сохранить политическую стабильность.

Решение Казахстана вести разработку своих нефтяных ресурсов путем создания международных консорциумов привлекло большинство крупнейших нефтяных компаний мира. Такая стратегия привела к появлению многочисленных иностранных игроков, которые стремились оказать влияние и на правительство страны, и на ее компании, при этом многие из них искали способ подружиться с режимом. Многие препятствия, стоящие на пути иностранных инвестиций, Казахстан создал не сам. Так, казахстанские политики долгое время были не в состоянии сами сдвинуть с мертвой точки проблему транспортировки энергоресурсов.

На пути к своему успеху руководству страны нужно было решить четыре задачи: вывести экономику из зависимости от России и других постсоветских государств, приватизировать имеющиеся ресурсы и предприятия без ущерба для способности государства содержать себя и выполнять социальные обязательства, стимулировать иностранные инвестиции; наконец, должностные лица государства должны были проявить политическую волю и дисциплинировать себя и своих родственников, чтобы коррупция не стала непреодолимым препятствием для функционирования экономики.

В экономической стратегии государства были озвучены те сферы экономики, для которых иностранные инвестиции имели приоритетное значение: энергетика, особенно нефтяной и газовый секторы; пищевая промышленность; золотодобыча и нефтепереработка, а также добыча и обработка цветных металлов. Основное внимание было направлено на Соединенные Штаты и Европу, при этом Казахстан представлял себя в качестве европеизированного, светского общества, обеспечивающего беспрепятственный доступ к рынкам Центральной Азии и расположенных дальше регионов. Пытаясь предстать в привлекательном свете перед корейскими, японскими и другими азиатскими инвесторами, Казахстан подчеркивал свою «азиатскость», равно как и стремление сочетать капитализм и авторитаризм по примеру некоторых «азиатских тигров». Казахстан обхаживал Турцию и в меньшей степени нефтедобывающие государства Ближнего Востока, напоминая им об общей этнической (с Турцией) и религиозной (с другими мусульманскими странами) идентичности, не будя при этом призраки пантюркизма или панисламизма.

Тем не менее, у Астаны есть основания для оптимизма. При некоторой непрозрачности деловой атмосферы Казахстана в страну по-прежнему поступают значительные иностранные инвестиции по сравнению с другими новыми независимыми государствами. В экономике набирает обороты процесс оздоровления, инфляция в целом находится под контролем и уже с конца 1990-х гг. наблюдается рост производства. Более того, в отличие от большинства соседей Казахстану удалось сохранить взаимопонимание со Всемирным банком и другими международными финансовыми институтами по большинству вопросов.

Экономический рост в Казахстане имел не только чисто экономические последствия. Он затронул также и внутриполитическое развитие. Решение о переходе к рыночной экономике имело политические последствия, которые в свою очередь привели к появлению новых действующих лиц. Следующее поколение политической элиты вырастает из недр рыночной экономики, и эта тенденция уже обозначилась.

В целом, деятельности иностранных компаний на казахстанской части Каспия способствуют как прогнозируемые и доказанные ресурсы данного региона, так и привлекательные условия, предлагаемые Правительством в рамках улучшения благоприятного инвестиционного климата в стране.

Около 60% иностранных инвестиций приходится на предприятия нефтегазового комплекса. Характерной чертой инвестиционных проектов в топливно-энергетическом комплексе республики является масштабность и темпы приватизации промышленности. Практически за два года было продано почти 90% промышленности страны. В этом отличие политики привлечения инвестиций Казахстана от других постсоветских стран, где делают ставку на новые инвестиционные проекты при сохранении приоритета государственной собственности в топливно-энергетический комплекс. И наконец, еще одна свойственная Казахстану особенность инвестиционной политики – это разнообразие иностранных инвесторов.

Возникновение на Каспии экономического полюса роста в форме каспийского нефтяного бума, своим главным социально-экономическим последствием скорее всего будет иметь толчок к развитию в других областях экономики Казахстана и Центральной Азии в целом. Речь идет о сопутствующих отраслях, сфере услуг, производстве товаров и необходимой техники, развитии транспортной инфраструктуры и так далее. Какая роль в этой мини-революции отводится Казахстану? Ему предстоит взять на себя регулирование и направление основных векторов экономического роста в регионе, практически решать, в какой форме и какими темпами будет развиваться экономика региона на взаимовыгодных условиях. Можно сравнить эту миссию с локомотивом, задачей которого является «вытягивать» состав на трудных подъемах трассы. Естественно, что такой локомотив должен обладать экономическим весом и финансовой мощью. Эту силу Казахстану должны дать каспийские дивиденды и главное – широкая интеграция в систему международных экономических связей, которая неизбежно последует вслед за полномасштабной эксплуатацией ресурсов Каспийского моря и вступлением в ВТО.

Таким образом, несмотря на все успехи (порой относительные) в своем экономическом развитии, Казахстан сталкивается еще со многими проблемами. Но эти проблемы в тоже время открывают возможности для иностранных инвесторов. Если стратегические сферы экономики Казахстана уже заняты, а к ним мы относим крупную промышленность, нефтегазовый, металлургический, рудный и ряд других, преимущественно сырьевых секторов, то на перспективу остается огромное число незанятых ниш. Сельское хозяйство Казахстана находится на переломном этапе своего развития.

Советский потенциал, который помог выжить в трудные 1990-е годы, исчерпал себя. Требуется новый менеджмент и новые технологии, особенно селекционные, просто новая техника. Потенциально Казахстан может превратиться в зерновую и мясную базу не только для своих ближайших соседей и в рамках СНГ, но и для Европейского Союза.

В опытных менеджерах западного уровня нуждаются такие отрасли как туризм, развитие инфрастуктуры, строительство, транспорт, коммуникации, торговый сектор. Кроме того, в Казахстане есть возможности для применения и развития самых современных технологий, в том числе космических, биологических, атомных, химических и нано-технологий. В целом экономическое развитие Казахстана показывает перспективу, при которой вслед за стратегическими секторами должно неизбежно последовать развитие сопутствующих секторов и сервиса. Все это открывает прекрасные шансы для сотрудничества с международными партнерами.

Оцените статья

Нет комментариев. Ваш будет первым!