Поиск

Кризис унилатерализма

Анализ современной политики США сделан во II-м томе настоящего издания. Однако за то время, когда готовился данный том, появилась книга З.Бжезинского «Второй шанс. Три президента и кризис американской супердержавы», в которой патриарх американской геополитики анализирует деятельность трех последних американских президентов, которые собственно и столкнулись непосредственно с проблемой осуществления глобального лидерства Соединенных Штатов. Отметим, что каждый выход в свет новой работы З.Бжезинского является событием в стратегическом сообществе США и Запада. Его работы являются как бы вехами в американской геостратегии и отражают новое в положении США в мире, изменения и тенденции в эволюции глобальной стратегии США и главное – ее интерпретации американским стратегическим истеблишментом.

Этот вывод в полной мере относится к таким его книгам как «Великая шахматная доска» (1997) и «Выбор» (2004). Если первая отражала новое, уникальное положение Америки в пост-биполярном мире, то вторая книга зафиксировала сложную ситуацию, в которой оказались Соединенные Штаты в связи с кризисом однополярной модели мира. Поэтому выводы, З.Бжезинского, являются прекрасным дополнением к геополитической картине современного мира.[1]

Центральной проблемой, с которой столкнулась Америка, считает автор, это феномен, который он называет «Вызов глобального лидерства». Таким образом, вся канва книги посвящена тому, как США пытаются справиться с этим вызовом, ответить на него. В этом контексте у Америки появляются одновременно три миссии. Первая заключается в том, чтобы управлять, руководить и формировать (Бжезинский употребляет термин «лепить») отношения между основными державами мира с целью сохранения геополитического баланса и интенсифицировать такие настроения, которые бы способствовали созданию глобальной системы, базирующейся на сотрудничестве. Второй миссией Соединенных Штатов является сдерживание или ликвидация конфликтов, предотвращение терроризма и распространения ОМУ, проведение коллективных миротворческих акций в регионах, затронутых гражданскими раздорами таким образом, чтобы насилие на глобальном уровне имело тенденцию к сокращению, а не к расширению. Третья миссия, считает Бжезинский, заставляет Америку больше внимания уделять проблемам неравенства человеческого развития в мире, экологическим и угрозе окружающей среде.

Автор построил материал своей книги на основе таблиц основных событий, имевших геополитическое значение. Это имело место как в отношении всего рассматриваемого периода (1990-2006 гг.), так и по отношению к каждому из трех президентств. Так, в первом случае Бжезинский выделяет 10 таких событий. Это конечно же (1) уход СССР из Восточной Европы и его распад и «взлет США на вершину мира»; (2) победа США в первой войне в Персидском заливе; одновременно появляется враждебность к Америке в исламском мире; (3) экспансия НАТО и ЕС в Восточную Европу; возрастание влияния Атлантическо-

го сообщества в мировых делах; (4) институализация глобализации с созданием ВТО, новая роль МВФ и Всемирного Банка; (5) азиатский финансовый кризис; начало китайского доминирования в китайскояпонском экономическом соперничестве; превращение КНР в глобального экономического игрока; (6) две чеченские войны, война в Косово; появление В.Путина и укрепление российского авторитаризма и национализма; Россия начинает использовать нефтегазовые ресурсы для своего превращения в энергетическую супердержаву; (7) Индия и Пакистан становятся ядерными державами; Северная Корея и Иран наращивают свои усилия в этой области; (8) 11 сентября 2001 г., США в шоке и объявляют войну международному терроризму; (9) Атлантическое сообщество раскалывается из-за войны в Ираке; Евросоюз терпит неудачу в переходе на уровень политического образования; (10) исчезновение иллюзий относительно всемогущества США вследствие иракской войны; Соединенные Штаты вынуждены думать о сотрудничестве на геополитическом уровне с Европейским Союзом, Китаем, Японией и Россией[2] по вопросам глобальной безопасности; Ближний Восток становится тестом на реальность осуществления американского лидерства.

Прежде чем приступить к анализу каждого из президентств, Бжезинский посвящает одну из вводных глав проблеме, как он ее называет – «цены победы». Здесь он отказывается от исторического детерминизма, который был ему так свойственен в предыдущих книгах, то есть – от идеи предопределенности победы Америки в холодной войне, и вполне обоснованно указывает на роль личности в истории (орешек, который так и не смогла раскусить марксистская историография). По мнению автора, такой выдающейся победы США и вообще их роли в мире могло бы и не быть, если бы не вполне конкретные исторические персонажи, их настойчивость, прозорливость и другие специфические качества. Бжезинский приводит длинный список политиков, способствовавших возвышению Америки и победе Запада, состоящий в основном из американских президентов и их стратегов. В него он также включил папу Иоанна-Павла II и Леха Валенсу и злополучного советского лидера М.Горбачева.

Бжезинский не мог обойти вниманием свое любимое детище – концепцию «глобальных Балкан», восходящую к его доктрине «дуги нестабильности» 1970-х гг., под которыми он подразумевает весь Ближний и Средний Восток, Кавказ и Центральную Азию вплоть до Синьцзяна и Кашмира. Излишне повторять, что эта концепция позволяет оправдывать вмешательство извне США, которые в данном случае должны выступить гарантами против «балканизации» Евразии. Представляет интерес его интерпретация эволюции американской политологической мысли в рассматриваемый период. Вынужденный признать фактический крах американской глобальной стратегии и геополитики, Бжезинский пытается найти причину происшедшего. Ее он видит в роковом сочетании, синтезе двух основных мейнстримов американской политической мысли: концепции глобализации как потенциальном инструменте американской гегемонии и неоконсерватизме как призыву к конкретным действиям. Эти два подхода, с горечью резюмирует автор, утвердились на политической сцене и полностью закрыли любые другие точки зрения. Центральным вопросом второй главы и соответственно – всей книги является следующий: обладает ли Америка возможностями (то, что она имеет «моральное право», Бжезинский не сомневается) для своего полноценного лидерства в мире?

Глава, посвященная президентству Джорджа Буша-старшего, носит название «Первородный грех». Можно предположить, что автор дал такое несколько странное название главе, поскольку считает, что именно президентство Буша-старшего заложило основу для последующих ошибок, просчетов и фатальных действий четырех последующих администраций. Эта идея резко контрастирует с историческим вкладом Дж.Буша-отца, который вышел на авансцену мировой политики во всем блеске, который ему создали такие грандиозные события как победа над Ираком и распад Советского Союза. Но именно в упущении возможностей для необратимого утверждения господства (лидерства, по Бжезинскому) Соединенных Штатов и обвиняет Буша-старшего автор. К его ошибкам он относит и отказ от окончательного свержения Саддама Хусейна, что затем заставило его сына втянуться в бесперспективную войну, и затягивание дела с распадом СССР, невнятную политику в отношении Украины, отступление перед коммунистическим Китаем после Тяньаньмэня, страх перед национальными движениями в советских республиках и т.д. К его бесспорным достижениям автор относит решительную позицию во время падения Берлинской стены и объединения Германии, а также в отношении Югославии. В целом, несмотря на грубые просчеты и недальновидность, Бжезинский называет (с ироничным подтекстом) политику первого Буша «победоносной дипломатией», подразумевая, чтобы тот не делал, он всегда выходил (или казался) победителем.

Бжезинский резюмирует: величайшим недостатком президентства Буша было не то, что он сделал, а то, что он не сделал. Он покинул Белый дом в ореоле всемирного уважения, и он действительно заслужил его. Но в качестве (первого) лидера глобального масштаба он упустил реальную возможность заложить основы для будущего или хотя бы указать направление, по которому следует двигаться. Исторический момент требовал тогда умения глобального видения: вмешательства в дела на Ближнем Востоке, инноваций в глобальной архитектуре и перестройки сложившихся после Второй мировой войны геополитических конструкций, вовлечения России и Китая в русло американской глобальной стратегии. Вот это Бжезинский и ставит в вину президенту Бушу-старшему и называет несделанное им «первородным грехом», расплачиваться за который пришлось его преемникам: Биллу Клинтону и особенно – Дж.Бушу-младшему, его родному сыну.

Четвертая глава, по-видимому, далась автору с трудом, так как в ней Бжезинский должен был дать характеристику президентству У.Клинтона. Поэтому он, стремясь смягчить оценки, дал ей название «Бессилие добрых намерений». Бжезинскому трудно критиковать политику Клинтона потому, что он сам, являясь к тому же демократом, был связан с его администрацией: госсекретарь М.Олбрайт – его ученица. Но как был вынужден признать автор, ученики неудачно усвоили уроки своего учителя. И так, какие основные факторы обусловили политику президента Клинтона? По мнению Бжезинского, это то, что у Клинтона внешняя политика всегда была продолжением внутренней, детерминирована ею. Затем свою роль сыграл фактор глобализации, который определил и задал некую логику в поведении клинтоновской администрации на международной арене. Далее, Америка столкнулась с ядерным вызовом со стороны КНДР, Индии и Пакистана.

В целом, на эпоху Клинтона выпало множество событий и изменений геополитического масштаба, многие из которых превращались в настоящий вызов его стратегии. Первый взрыв во Всемирном торговом центре в 1993 г. и начало исламистского терроризма; балканский (боснийский) кризис и интервенция НАТО в 1994 г.; расширение Северо-Атлантического альянса на восток; создание ВТО; подписание Соединенными Штатами ДВЗЯИ; напряженность в Тайваньском заливе в 1996 г.; подъем Талибана; возвращение Гонконга в состав Китая в 1997 г.; Киотский протокол; присоединение России к Большой Восьмерке в 1998 г.; кризис в Косово и война НАТО с Югославией; атаки Аль-Каиды против американских объектов.

Собственно говоря, из всего конгломерата проблем, с которыми сталкивались обе администрации Клинтона, две приняли серьезный и долгосрочный характер: первая – Аль-Каида и Талибан; вторая – новые ядерные державы и пороговые государства. Но первоначально повестка дня первой администрации Клинтона выглядела иначе. Она поставила достижение трех целей: 1) продолжение политики сокращения вооружений и нераспространения ОМУ совместно с Россией; 2) формирование глобальной системы безопасности с участием всех заинтересованных сторон; 3) привязывание преодолевшей раскол Европы к Америке и атлантическому сообществу и превращение его в политическое и экономическое ядро системы глобальной кооперации.

Одним из странных парадоксов политики Клинтона автор считает его отношение к расширению Евросоюза и НАТО. Как ни странно, Клинтон не относил к числу приоритетов своей стратегии расширение этих организаций. Бжезинский считает причиной такого «странного» поведения тот факт, что Клинтон сделал ставку на глобализацию и считал ее основным приоритетом активности США на мировой арене. В книге утверждается, что к концу клинтоновской эры результаты его правления носили сомнительный характер. Бжезинский ставит ему в заслугу лишь консолидацию и расширение атлантического сообщества в качестве стратегического достижения. Но все проекты Клинтона, носившие глобальный, точнее – глобалистский характер потерпели неудачу. Наоборот, к концу столетия набрали силу антиглобалистские настроения в мире, которые очень быстро переросли в антиамериканские.

Бжезинский подвергает резкой критике главную установку Клинтона о том, что «внешняя политика является продолжением внутренней, но только другими средствами». Очень скоро идеалистическая установка этого президента стала жертвой неумения или нежелания принимать во внимание геополитические и стратегические угрозы и интересы. По-видимому, автор намекает на 11 сентября, которое – помимо всего прочего – имело и разрушительный экономический эффект. В целом список претензий к Клинтону у автора большой: это отсутствие интереса к Африке и в противоположность – чрезмерное «увлечение» Балканами. Недостаточное внимание к проблемам ядерного распространения и новым угрозам, слишком «мягкое» поведение с Россией (в контексте чеченской проблемы) и ряд других. Центральноазиатскую политику Клинтона Бжезинский рассматривает в ракурсе каспийской проблематики и отдает должное демократической администрации, сумевшей заложить основы для проекта БТД.

Но наиболее всего идеализм Клинтона проявился в попытках урегулировать ближневосточный конфликт. К концу его правления стремление, во что бы то ни стало разрешить израильско-палестинский конфликт, превратилось у Клинтона в идею-фикс. Подводя баланс клинтоновскому правлению, Бжезинский старается быть объективным.

Когда Клинтон покидал Белый дом, Америка была доминирующей и уважаемой в мире державой, а отношения с союзниками носили здоровый характер. Но уже поднималась волна антиамериканизма на Ближнем Востоке, перерастая в откровенную ненависть; ядерное распространение стало свершившимся фактом. В целом Клинтон оставил, как замечает автор, «незавершенное и ранимое наследие своему доктринально противоположному преемнику».

В главе, посвященной президентству Дж.Буша-младшего, уже название говорит само за себя и выдает отношение автора – «Катастрофическое лидерство». Доктрина Буша-младшего, построенная на идее борьбы добра и зла, уже изначально представляла разительный контраст по сравнению с его предшественниками; это абсолютно не напоминало ни тактический реализм Буша-старшего, ни самооправдательный оптимизм Клинтона. Поэтому, пишет Бжезинский, события 11 сентября стали поистине звездным часом третьего глобального лидера. Ядром новой доктрины стала гремучая смесь из неоконсерватизма и манихейства. Хотя поначалу ничего вроде бы не предвещало подобной трансформации: внешнеполитическая повестка Буша во время предвыборной борьбы.

Бжезинский считает, что своими крайностями внешняя политика первой администрации Буша была обязана трем персонам: советнику по национальной безопасности К.Райс, заместителю председателя комитета штабов Л.Либби и замминистра обороны П.Вулфовицу. Именно они – и особенно К.Райс, считает автор, придали политике Буша характер моралистической дихотомии и манихейской риторики. Как советник по национальной безопасности Райс оказалась неэффективна в процессе принятия решений. Что касается Либби и Вулфовица, то именно на них Бжезинский возлагает ответственность за формирования политики в отношении Ирака и Ирана. В качестве сдерживающего противовеса этой группе выступал госсекретарь К.Пауэлл, в первую очередь по иракской проблеме.

Бжезинский считает, что речи, заявления и послания Буша-младшего в пост-сентябрьский период были чудовищной смесью манихейского догматизма и исламофобской демагогии. В этом он усматривает прямое влияние неоконов. Совет по национальной безопасности, который должен был контролировать уровень и накал президентской риторики, практически не функционировал. Роковой ошибкой, вызванной взаимной стратегической слепотой Буша и Блэра, стало решение о вторжении в Ирак. После этого любое действие США на международной арене и любая внешнеполитическая проблема несли отпечаток иракской авантюры.

Геополитическая подоплека «катастрофического президентства» такова: в 2001 г. Буш «заглядывает в душу Путину» в Любляне; происходит американо-китайский инцидент; атака на ВТЦ и Пентагон; объявляется война терроризму; США уничтожают режим талибов в Афганистане; Китай входит в ВТО. В 2002 г. начинается конфликт в Дарфуре; Буш объявляет три страны – Иран, Ирак и КНДР – «осью зла»; США выходят из договора по ПРО; вводится наличное евро; Россия начинает строить АЭС в иранском Бушере. 2003 год: Израиль приступает к строительству стены безопасности; США сокрушают иракскую армию и режима Хусейна; эта акция вызывает открытое несогласие со стороны Франции, Германии и России; Северная Корея выходит из ДНЯО, но Ливия закрывает свою ядерную программу. В 2004 г. происходит теракт в Мадриде; растет сопротивление в Ираке; НАТО принимает в свои ряды еще семь государств, Евросоюз – десять; происходит оранжевая революция на Украине. 2005 год: завершение второй интифады и приход к власти М.Аббаса в Палестине; происходит провал конституции ЕС. В 2006 г. Буш принимает Индию в ядерный клуб; нарастает волна насилия в Ираке, Палестине и Афганистане.

Бжезинский подвергает жесточайшей критике войну в Ираке, называет ее «кладбищем неоконовских мечтаний». По его мнению, эта война принесла непоправимый вред глобальному положению Америки. Кроме того, войны в Ираке стала геополитическим бедствием для США: она отвлекла ресурсы от борьбы с реальными террористическими угрозами. Более того, нападение на Ирак резко увеличило угрозу террористических атак против самих Соединенных Штатов. Бжезинский считает, что эта война ослабила позиции США в регионе т.н. глобальных Балкан. Именно этот огромный регион он считает приоритетным для геополитической стратегии Америки. Таким образом, основной вывод Бжезинского можно понять так, что окопавшиеся в администрации Буша неоконы вовлекли Америку в авантюру с неизвестным исходом вместо того, чтобы осуществлять реальную геополитическую стратегию по «стабилизации Евразийских Балкан».

Неправильная стратегия отразилась и на позициях США в ближневосточном конфликте. Из медиатора, державы-арбитра и контролирующего посредника Америка превратилась, по выражению автора, в «произраильского партизана», что самым негативным образом сказалось не только на престиже и имидже США среди арабов, но и роковым образом сказалось на безопасности самого Израиля на долгосрочную перспективу. Пока США увязли в Ираке, на геополитической сцене произошли важные изменения. Россия восстановила силы и начала проводить политику выдавливания Америки из постсоветского пространства. Возросла энергетическая зависимость Европы от Москвы, и ее решительные действия начали угрожать атлантической солидарности. Китай превратился в великую экономическую державу, произошло российско-китайское сближение. И хотя оно далеко от того, что имело место в 1950-х гг., в любом случае новый российско-китайский альянс так или иначе отразится на геополитических и стратегических интересах США. В Латинской Америке также возрос антиамериканизм, что было косвенно связано с тем, что Соединенные Штаты увязли на Ближнем Востоке.

Последний упрек, который бросает автор президенту Бушу, касается негативного влияния на американское общество его политики. Как считает Бжезинский, в результате сознательного позиционирования себя как «военного президента», а Америки – как окруженного врагами государства, национальная психология была травмирована постоянным страхом; появились гарнизонная ментальность и синдром осажденной крепости; Америка начала скатываться к самоизоляции. Более того, стали приходить в упадок национальная традиция гражданских прав и самодостаточной демократии, а также способность США проецировать свои идеалы вовне. Как Глобальный лидер № 3, Дж.Буш не понял исторического момента и за пять лет подорвал геополитические позиции США. Здесь Бжезинский цитирует Тойнби, считавшего, что во многих случаях причиной крушения великих империй была «самоубийственная государственная мощь» в распоряжении никем не ограничиваемых монархов. Поэтому автор благодарит случай, что Америка защищена такой системой, которая ограничивает ее президентов («даже самых катастрофичных») – в отличие от императоров – восемью годами правления.

Вместо заключения Бжезинский написал развернутое эссе, назвав его «Заглядывая за 2008 год». Что видит геополитик в этом будущем? Основная идея его книги вертится вокруг вопроса: сможет ли Америка правильно использовать второй шанс, предоставленный ей историей, в целях возвращения или укрепления своего глобального лидерства.

Бжезинский надеется, что этот шанс еще не упущен. Это произошло во многом не благодаря, а вопреки миссиям и способам их реализации тремя глобальными лидерами. В заключение автор дает краткие характеристики трем президентам, построенные на аналогиях с функциями представителей общественных институтов. Буш I – это полицейский, опиравшийся на власть и легитимность для того, чтобы сохранить традиционную стабильность. Клинтон был адвокатом общественного благополучия, рассчитывавший на глобализацию как на источник прогресса. Буш II – это дружинник, мобилизованный национальным инстинктом вести самопровозглашенную борьбу со злом.

Бжезинский видит основные геополитические угрозы и тенденции, которые на сегодня уже оформились достаточно ясно. Это растущая ненависть к Западу в исламском мире, нарастание взрывоопасных явлений на Ближнем Востоке, усиление доминирования Ирана в Персидском заливе, неустойчивый ядерный Пакистан, разобщенная Европа, «обидчивая Россия», наращивающий свой вес в восточноазиатском сообществе Китай, все более изолирующаяся от Азии Япония, популистская антиамериканская волна в Латинской Америке, разрушение режима нераспространения.

Автор уверен, что если Америка не использует свой второй шанс, не остановит неблагоприятные тенденции, то кризис американской супердержавности примет необратимый характер. Третьего шанса не будет, заклинает Збигнев Бжезинский. И с этим выводом последнего геополитика холодной войны нельзя не согласиться. Собственно говоря, этот процесс уже идет полным ходом. Но Бжезинский надеется, что его еще можно обратить вспять.


[1] Brzezinski Z. Second Chance. Three Presidents and the Crisis of American Superpower. – New York: Basic Books, 2007. – 234 p.

[2] З.Бжезинский почему-то забыл упомянуть Индию, с которой США наладили новый геополитический формат сотрудничества в 2003-06 гг.

Оцените статья

Нет комментариев. Ваш будет первым!