Потребление и концепция домашнего хозяйства

Они были так заняты хождением по мага­зинам, вождением автомобиля,использованием своих посудомоек, сушилок и электрических миксеров,садоводством, натиркой полов, по­мощью детям в приготовлении домашних зада­ний,сбором средств на лечение душевноболь­ных и тысячами других мелких домашнихдел.

Бетти Фридан «женская мистика»

Потребление – это поистине благословен­ная вещь в соответствии снеоклассической моделью; его следует максимизировать любыми честными исоциально приемлемыми средствами. К тому же это в высшей степе­нинеобременительное удовольствие. Необходимо задумы­ваться только над выборомблаг и услуг. А их употреб­ление не вызывает никаких проблем. И то, и другоеневерно. Из виду упускаются обстоятельства, в значительной мере формирующиеобраз личной, семейной и общественной жизни. Само это упущение и скрываю­щиесяза ним обстоятельства должны быть рассмотрены. Эти вопросы имеют немаловажныепоследствия.

Когда обладание благами и их потребление переходит некоторую границу, оностановится обременительным, если связанные с этим усилия не могут бытьпереложены на других. Так, например, употребление изысканных и экзотическихблюд доставляет удовольствие только тогда, когда есть кому их готовить, Впротивном случае для всех, кроме чудаков, время, потраченное на приготовле­ние,быстро сведет на нет всякое удовольствие от еды. Более просторное иблагоустроенное жилье требует бо­лее обременительного ухода и присмотра. Так жеобстоит дело с одеждой, автомобилями, газонами, спортивным ин­вентарем ипрочими потребительскими излишествами. Если есть люди, на которых можнопереложить обязанно­сти присмотра и которые в свою очередь могут нанимать ируководить необходимой для обслуживания рабочей силой, то потребление не имеетграниц. В противном случае потребление имеет жесткие пределы. При виде огромныхзданий, построенных в Англии в XVII, XVIII и XIX столетиях, сразу же возникаетмысль о богатстве их оби­тателей. Но часто оно было скромным по современнымстандартам. Следует признать, что более важную роль сыграла способностьпереложить административные обя­занности, связанные с потреблением, намногочисленный и трудолюбивый обслуживающий класс.

В отношении личных услуг всегда существовала угро­за со стороны болеепривлекательных возможностей при­ложения труда, создаваемых промышленнымразвитием. В свою очередь богатство, создаваемое этим развитием, делало их всеболее необходимыми. Неудивительно поэтому, что много усилий было затрачено сцелью сохра­нения таких услуг или подыскания путей и способов их замены.Пытаясь найти такую замену, вспомнили о жен­щинах и семье. В этих попыткахиспользовалась сила, которая всегда присутствует при формировании социальныхценностей, она часто ощущается, но о ней редко говорят. Ей нужно название, и ееможно назвать «удоб­ной социальной добродетелью».

2

Удобная социальная добродетель объявляет достойным любое неведение, каким бынеудобным и неестественным для отдельной личности оно ни являлось, если онослужит удобству и благополучию более влиятельных членов обще­ства или жеблагоприятно для них в других отношениях. Моральное поощрение общества заудобное и тем самым добродетельное поведение в этом случае служит заменойденежного вознаграждения. Поведение, создающее неудоб­ства, становитсявозмутительным поведением и подлежит справедливому осуждению или пресечению состороны об­щества.

Удобная социальная добродетель во многих отноше­ниях важна для побуждениялюдей к оказанию неприят­ных услуг. В прошлом она широко признавалась за бод­рым,исполненным сознания долга рекрутом, который, поступая на военную службу зажалованье намного ниже цен на рынке труда, заметно облегчал бремя налогов длясравнительно зажиточного налогоплательщика. Любой уклоняющийся от такой службыосуждался как чрезвы­чайно непатриотичный и во всех отношениях презренный тип.Удобная социальная добродетель помогала также обеспечивать милосердные исострадательные услуги ме­дицинских сестер, сиделок и прочего медицинского пер­сонала.И в этом случае заслуги в глазах общества слу­жили частичной заменойвознаграждения. (Такие заслуги никогда не считались удовлетворительной заменойвозна­граждению для врачей.) Затраты на множество других видов деятельности,которые обычно характеризуются как благотворительные дела, также серьезноснижались благо­даря удобной социальной добродетели. Но наиболее по­лезнойтакая добродетель оказалась для разрешения про­блемы домашней прислуги.

В прошлом веке и в начале нынешнего столетия до­машняя прислуга обычноизображалась как лицо, заслу­живающее особого уважения. Ничто так хорошо нехарак­теризует человека, как усердная и долгая служба другому человеку.Выражение «старый слуга семьи» предполагает заслуги, лишь ненамного уступающиепо достоинству добродетелям «мудрого и любящего родителя». Фраза «хо­роший иверный слуга» содержит в себе признанное рели­гиозное благословение. В Англииобширная литература довольно искусно приписывала классу слуг юмор, наход­чивостьв разговоре, социальное сознание и высокую ка­стовую гордость. Однако все этоне смогло противостоять конкуренции со стороны промышленности. Решающий успехсоциальной добродетели лежал в закреплении за женщинами роли домашней прислуги.

В доиндустриальных обществах женщины ценились наряду с их способностью крождению, детей за их эффективность в сельскохозяйственном труде или в домашнеймануфактуре, а в высших сдоях общества за их интеллигентность, женскуюпривлекательность и. прочие качества, позволяющие достойно принимать гостей.Индустриализация устранила необходимость женского труда в таких домашнихзанятиях, как прядение, ткачество и изготовле­ние одежды. В сочетании стехническим прогрессом она значительно уменьшила ценность женского труда в сель­скомхозяйстве. Тем временем растущие стандарты народ­ного потребления наряду сисчезновением личного слуги-лакея создали острую нужду в людях для управления идругих видов обеспечения потребления. Вследствие этого новая социальная добродетелистала придаваться ведению домашнего хозяйства – продуманному приобретениютоваров, их приготовлению, употреблению и содержанию, а также заботе и уходу зажильем и прочим имуществом. Добродетельная женщина – это теперь хорошая домаш­няяхозяйка или в более широком смысле, хорошая домоправительница. Социальная жизньв значительной мере стала демонстрацией виртуозности в выполнении этих функций,своего рода ярмаркой для демонстрации.жен­ских добродетелей. Дело обстоитподобным образом до сих пор. Указанные тенденции широко проявились в се­мье свысоким доходом уже к началу нынешнего столе­тия. Торстейн Веблен заметил, что«в соответствии с иде­альной схемой денежной культуры хозяйка дома – этоглавная служанка в домашнем хозяйстве» [Т. Veblen, The Theory of the LeisureClass, Boston, Hough-ton Mifflin, 1973, p. 128.].

При более высоком доходе повышаются объем и разно­образие потребления, и всилу этого возрастает количе­ство и сложность задач, связанных с ведениемдомашнего хозяйства. Распределение времени между домашним хо­зяйством,воспитанием детей и развлечениями, заботами об одежде, выходами в общество идругими формами потребления становится все более сложной и трудной за­дачей [Блестящийанализ затрат времени на потребление, а также многое другое содержится в: S. В.Binder, The Harried Leisure Class, New York, Columbia University Press, 1970.].В конечном итоге, как это ни парадоксально, об­служивающая роль женщиныстановится тем труднее, чем выше доход семьи, за исключением тех немногихслучаев, когда еще существует возможность содержать прислугу. От женысколько-нибудь крупного служащего автомо­бильной компании не требуется бытьинтеллектуально восприимчивой или уметь развлекать других, хотя она должнахорошо выглядеть на парадных церемониях. Но она должна готовить и кормить мужа,когда он дома, заниматься домашними покупками и уходом за домом, обеспечиватьсемейный транспорт и, если требуется, дей­ствовать как уборщица, швейцар исадовник. Умение в этих делах разумеется само собой и, как правило, не вы­зываетвосхищения. Если женщина хорошо справляется с этими обязанностями, онасчитается хорошей хозяйкой, хорошей помощницей, хорошей домоправительницей,хорошей женой – короче говоря, добродетельной женщи­ной. Традиция запрещаетвнешние функции, не связанные с проявлением добродетели домохозяйки, которыемешают хорошему выполнению домашних дел. Она может участво­вать в советеместной библиотеки или заседать в комитете по изучению правонарушений средимолодежи. Но она не может работать полную неделю или заниматься деятель­ностью,связанной с большой затратой времени и сил. По­ступать так – значит создатьмнение, что она пренебре­гает своим домом и семьей, т. е. своей настоящейработой. Она перестает быть женщиной, обладающей признанной добродетелью.

3

Превращение женщин в класс скрытой прислуги явилось экономическимдостижением первостепенного значения. Наемная прислуга была доступна лишьнебольшой части населения в доиндустриальном обществе; в наше времяжена-служанка доступна на сугубо демократической основе почти для всегомужского населения. Если бы эту работу выполняли наёмные работники, получающиеденежное вознаграждение, они оказались бы самой крупной категорией в структурерабочей силы. Стоимость услуг домашних хозяек исчисляется, хотя эти расчеты вкакой-то степени интуитивны, приблизительно в одну четверть валовогонационального продукта. Подсчитано, что средняя домохозяйка выполняет работыстоимостью (по ставкам зарплаты за эквивалентную работу в 1970 г.) 257 долл. внеделю или 13 364 долл. в год [A. G. Scott, The Value of Housework: For Loveor Money, Us magazine, 1972, July.]. Если бы не эти услуги, все формыдомашнего потребления были бы ограничены вре­менем, которое требуется, чтобысправляться с таким по­треблением, – отбирать, перевозить, готовить, ремонтиро­вать,содержать, чистить, обслуживать, хранить, предохра­нять и выполнять прочиезадачи, которые связаны с потреблением благ. В современной экономике рольженщин в деле обслуживания имеет решающее значение для расширения потребления.Тот факт, что подобная роль получила широкое признание, если не считатьотдельных возникших в последнее время возражений, является гроз­ной даньювласти удобной социальной добродетели.

Как только что отмечалось, труд женщин, связанный с облегчением потребления,не учитывается ни в наци­ональном доходе, ни в национальном продукта Такое об­стоятельствоимеет определенное значение для его маскировки. Вещи, которые не учитываются,часто и не заме­чаются. В настоящее время возникло мнение, что по этой причинеи в результате использования традиционных пе­дагогических приемов возникаютусловия, при которых женщины, изучая экономическую теорию, не осознают своейистинной роли в экономике. Это в свою очередь позволяет им с большейготовностью согласиться на та­кую роль. Если бы их функции в сфере экономикибыли более четко отражены в современной педагогической ме­тодике, это могло бывызвать нежелательные отрицатель­ные последствия.

4

В неоклассической модели имеется, однако, гораздо более изощренное средстводля маскировки роли женщин. Это домашнее хозяйство. Уже неоднократноотмечалось, что в модели придается особое значение роли решений от­дельногочеловека в экономической системе. Эта моральная функция оказалась бы взначительной мере подорван­ной, если бы такие решения зависели от трудаженщины, связанного с обслуживанием, и если бы выяснилось, что роль женщин впринятии решений уступает роли мужчин.

Эти трудности обходят с помощью концепции домашнего хозяйства. Хотя домашнеехозяйство состоит из не­скольких человек – мужа, жены, детей, а иногда родст­венникови родителей, имеющих разные потребности, вкусы и предпочтения, – всянеоклассическая теория отож­дествляет его с отдельной личностью. Выборотдельного человека и выбор домашнего хозяйства на практике все­гдавзаимозаменяемы. [У некоторых ученых это вызывает беспокойство. «В теорииспроса мы рассматриваем домашнее хозяйство как нашу фундаментальную … единицу,мы должны отметить, что многие интересные проблемы, касающиеся конфликта всемье и родительского контроля над судьбой детей, выпадают из поля зрения,когда мы берем домашнее хозяйство в качестве основной единицы, прини­мающейрешения. Когда экономисты говорят о потребителе, они фактически имеют дело сгруппой индивидов, образующих до­машнее хозяйство» (см.: В. G. L i p s е у andР. О. S t e i n е г, Economics, 2d ed., New York, Harper and Row, 1969, pp.71-72).]

Домашнее хозяйство, отождествленное таким образов с отдельным человеком, такраспределяет свой доход меж­ду разными видами расходов, чтобы в пределеудовлетво­рение, получаемое от каждого вида затрат, было прибли­зительноравным. Как отмечалось, это и есть оптималь­ный уровень удовольствия, т. е.неоклассическое равнове­сие потребления. Здесь возникает очевидная проблематого, чьи средства удовлетворения предельно уравнивают­ся, идет ли речь о муже,жене, детях, с учетом их возраста, или проживающих в семье родственниках, еслитакие имеются. Но на это вся традиционная теория не дает от­вета. Очевидно,между мужем и женой существует ком­промисс, который согласуется с болееидиллической кон­цепцией прочного брака. Каждый партнер подчиняет своиэкономические предпочтения более значительным удо­вольствиям семейного единстваи супружеского ложа. А может быть, в брак вступают лица с одинаковыми шка­ламипредпочтений. Или же благодаря доселе неотмечен­ному влиянию таинства брака этишкалы становятся о этого момента равными друг другу. Либо в случае рас­хожденияшкал предпочтений следует развод и процесс. продолжается до тех пор, пока непоженятся лица с оди­наковыми предпочтениями. Или, видимо, женщина, кото­рая напрактике осуществляет большую часть покупок, устанавливает свои предпочтения науровне предела, а ее муж умудряется жить с меньшим уровнем удовлетворе­ния. Илиже муж как доминирующий член семьи прини­мает решения в соответствии со своимипредпочтениями, а его жена покорно соглашается с ними.

В действительности современное домашнее хозяйство не допускает выраженияиндивидуальности и личных предпочтений. Оно требует подчинения предпочтений вомногих областях от того или иного члена семьи. Совсем не легкое дело отстаиватьточку зрения, в соответствия с которой в силу экономической общественнойнеобходи­мости примерно половина взрослых членов общества дол­жна заниматьподчиненное положение. Такая точка зре­ния с трудом согласуется с системойсоциальных идей [Отметив чересчур смелое упрощение, содержащееся вотождествлении отдельного человека и домашнего хозяйства, авторы тем не менеевозвращаются к традиции и оставляют упрощение в неприкосновенности. Они,однако, составляют исключение, ука­зывая на существование такой проблемы.],которая не только высоко ставит человеческую личность, но и торжественнопровозглашает ее власть. Итак, неоклас­сическая теория разрешает проблему,закрывая глаза на существование подчинения личности в домашнем хозяйст­ве,отношения внутри которого она игнорирует. После этого данная теориявосстанавливает домашнее хозяйство в качестве отдельного потребителя. Проблемаостается нерешенной. Экономист не вторгается в тайны домашнего хозяйства.

5

Общеизвестно, что современное домашнее хозяйство требует простого, но оченьважного разделения труда. Обычно получение дохода порождает решающую власть надего использованием, которая, как правило, принадле­жит мужчине. В определенной меретакая власть разу­меется сама собой. Выбор места, где проживает семья, за­виситглавным образом от удобства или потребности члена семьи, обеспечивающего доход.Как размер, так и харак­тер или способ затрат в основном зависят от источникадоходов, т. е. от того, является ли получатель дохода ад­министраторомкомпании, юристом, художником, бухгал­тером, государственным служащим,ремесленником, рабо­чим на сборочном конвейере или профессором. Особенно важно,что в обществе, которое высоко оценивает денеж­ный успех, естественныйавторитет принадлежит лицу, которое зарабатывает деньги. Это дает ему правоназы­ваться главой семьи.

Потреблением распоряжается женщина. На нее ложатся многочисленные проблемывыбора приобретаемых варов, например выбор между разными видами готовых, смесейдля пирогов или моющих средств. Житейская муд­рость высоко ценит эту власть;ведь именно женщина распоряжается наличными средствами. Но на деле эта властьсводится к выполнению решений, а не к их приня­тию. В более широком плане путидействия определяются мужчиной, который зарабатывает деньги. По существу,домашнее хозяйство используется мужчиной в общепринятой экономической теориидля маскировки господства власти мужчин.

Подобное домашнее хозяйство как нельзя лучше под­ходит для облегченияпотребления. Основные решения, касающиеся общего стиля жизни, принадлежат мужу,в он может принимать их, не заботясь о проблемах, свя­занных с ихосуществлением. Эти заботы ложатся па его жену. Множество вещей на свете,включая и потребление, доставляют гораздо больше удовольствия, если связанные сними усилия выполняет кто-нибудь другой.

Обычно женщины без возражений берут на себя скры­тые служебные функцииуправления потреблением: орга­низацию содержания и ремонта жилища и домашнегообо­рудования, автомобиля и прочей техники, снабжение про­дуктами иприготовление пищи, контроль за тем, как потребляют дети, организацию ипроведение общих раз­влечений, заботы о том, чтобы семья «выглядела не хужедругих». Такие заботы воспринимаются как естественные обязанности женщин. Могутбыть утверждения, что в данном случае нет оснований ни для сомнений, ни длянедовольства; большинство женщин охотно и даже с радостью выполняют этифункции.

В более широком плане благополучие и счастье представляют собой огромнуюдань социальным условиям, под воздействием которых находятся люди. Главныйдогмат современной веры, занимающий центральное положение в господствующейэкономической теории и усиленно подкрепляемый рекламой и искусством коммерции,состоит в том, что счастье есть функция поступления потребитель­ских товаров иуслуг. Если данная точка зрения доказана, то может ли быть у женщины лучшийспособ содействия своему счастью и счастью семьи, которую она любит, чемосвятить себя эффективному и энергичному управлению потреблением семьи? Еезаслуга перед экономикой, таким образом, зависит от ее чувства долга и умениябыть пре­данной. Как и в отношении других экономических потреб­ностей, этоподтверждается удобной социальной доброде­телью. Такая добродетель считает в высшейстепени нравственной женщину, которая посвящает себя благопо­лучию своей семьи,является доброй подругой, хорошим распорядителем; или, говоря не стольизысканным язы­ком, является хорошей домохозяйкой и настоящей опорой дома. Посравнению с этим красота, интеллектуальные и художественные способности илипросто женская привле­кательность ценятся гораздо ниже. А свойства, не совме­стимыес хорошим и усердным ведением домашнего хо­зяйства, такие, как активныйхарактер, увлечение соб­ственными интересами до такой степени, что муж и семьяоказываются в забвении, и прежде всего скверное ведение хозяйства, решительноосуждаются.

B немногих областях экономическая система добилась такого же успеха вопределении ценностей и приспособлений обусловленного ими поведения к своимтребовани­ям, как в формирований образа мыслей и поведения жен­щин. Подводяитог сказанному выше, отметим, что экономическое значение полученногорезультата очень велико. Возможность повышения потребления была бы серьезноограничена, если бы не было женщин, которые уп­равляют им. Когда женщины берутна себя задачи управ­ления потреблением, оно может расти более или менеенеограниченно. В домашних хозяйствах с очень, высоким доходом, это управлениестановится, как уже отмечалось, обременительной задачей. Но даже и здесь роствозможен; на таких уровнях дохода женщины, как правило, имеют более высокоеобразование и оказываются лучшими рас­порядителями. А упрощение процедурыразвода позволя­ет в известной степени применять метод проб и ошибок для получениялучшего результата. Таким образом, имен­но женщины, выполняя в скрытой формефункцию слу­жанки и распорядителя, создают возможность для неог­раниченногороста потребления. При существующем поло­жении вещей (и пока оно будетсуществовать) в этом состоит их главный вклад в современную экономику.

Оцените статья

Нет комментариев. Ваш будет первым!