Новая экономическая теория технического прогресса

В настоящее время гораздо очевиднее ста­новится роль технического прогрессав современной эко­номике и в планирующей системе. Этот вопрос представ­ляетзначительный интерес. Немногие вещи более порази­тельны, чем наблюдающийся впоследнее время переворот во взглядах общества на изменения, происходящие в тех­нике.Еще совсем недавно такие изменения являлись аб­солютным общественным благом.Только чудаки подвергали это сомнению. Слово «изобретение» было синонимом слова«прогресс». Создатели новинок – инженеры и ученые – были людьми, приносившимиобществу наивысшую пользу. Содействие научно-техническому прогрессу было высоко­ценимойи безусловной функцией государства.

Теперь сомнения – обычная вещь. Все чувствуют, что многие новшества впотребительских товарах есть ни что иное, как обман. Считается само собойразумеющимся, что наиболее заметной чертой широко разрекламирован­ныхизобретений окажется их неспособность к работе или же выяснится, что они простоопасны.

Общественное движение, названное “консумеризмом”, одним изинициаторов которого является Ральф Найдер, своим происхождением в немалойстепени обязано этим особенностям нововведений. Во все возрастающей мере людипонимают, что технический прогресс, хотя он и выполняет свои задачи, хотя он ипозволяет людям летать со сверхзвуковой скоростью или уничтожать ракетыпротивника, одновременно может привести к вредным социальным последствиям исоздать опасность для общества. Все больше распространяется мнение, что приопределенных темпах технического прогресса погибнут все, кто мог бы извлечь изнего пользу.

В неоклассической модели рассматривался техничес­кий прогресс двух типов. Врезультате первого из них создавались новые или более совершенные товары илиуслуги, которые положительно принимались и раскупа­лись потребителями, так какони лучше удовлетворяли их потребностям. С другой стороны, технический прогрессприводил к совершенствованию технологических процес­сов, при помощи которыхизготовлялись эти товары или оказывались услуги. (Говоря формально, техническийпрогресс содействовал либо созданию или изменению функ­ций спроса, либоснижению издержек.) Изобретение или усовершенствование всегда было реакцией навоспринятые желания потребителя. Иначе выглядит, скажем, пример с новоймышеловкой, когда может возникнуть потребность информации потребителя обулучшениях и, возможно, не­обходимость определенного воздействия дляпреодоления его врожденного консерватизма. Но достоинство изобре­тения состоялов том, что оно выявляло потребность. Убеждение определяло отношение к потребности,само оно потребности не создавало. Изобретения или усовершен­ствованиятехнологических процессов снижали затраты на производство, а также в конечномитоге и цены. В преимуществе этого сомневаться не мог никто.

Поскольку технический прогресс обеспечивал получе­ние индивидуальнымпотребителям лучших или более де­шевых товаров, то не удивительно, чтонеоклассическая теория была о нем самого высокого мнения и вместе с тем суровоосуждала любые препятствия на его пути. Ра­бочие могли сопротивляться новымтехнологическим про­цессам, так как они опасались потерять работу. Произво­дителимогли добиваться запрещения как изделий, так и новых технологических процессов,поскольку они опаса­лись морального старения своих капиталовложений. В обоихслучаях наносился ущерб общественной заинтересованности в получении болеедешевых или более качест­венных товаров. Поскольку дело обстояло так, то подоб­ныепрепятствия – всякую оппозицию «техническому прогрессу» – расценивали какисключительно вредную. Вообще говоря, подобным образом к ней относятся и до сихпор.

В планирующей системе технический прогресс, по­добно любой другойдеятельности, в высшей степени организован. Вещь, которую следует изобрести,или усовершенствование в технологическом процессе, которое надо осуществить,обычно обосновываются заранее. Раз­работка, за редкими исключениями, ведется всоответ­ствии с установленными графиками и в пределах утверж­денных бюджетов.Представление о полностью стихийном изобретении, сделанном отдельным человекомна основе блестящей, новаторской мысли, не совсем еще мертво. Частично егожизнеспособность вызвана тем обстоятель­ством, что такое изобретение, посколькуоно не связано с большими затратами и не зависит от организации, до­ступно ималой фирме и, таким образом, рыночной систе­ме. Без этого теоретическинововведения всех видов были бы исключительной собственностью планирующей си­стемыс ее ресурсами специализированных знаний, орга­низацией и капиталом.

Большинство нововведений действительно требует та­ких специализированныхзнаний, организации и финан­совой поддержки. По поводу того, что основная массазат­рат на научно-исследовательские и проектно-конструкторские разработкиосуществляется крупными фирмами, никаких расхождений во мнениях нет. Остаетсялишь установить тот факт, что, поскольку технический прогресс становитсяорганизованным и спланированным, он также полностью переходит на службутехноструктуре. Так как теперь он служит техноструктуре, а не потребителю, он,как и следовало ожидать, вступает в противоречие с целя­ми общества.

Технический прогресс в том случае, когда он направ­лен на совершенствованиепроизводственного или других процессов, в отличие от нововведений в областипроизвод­ства товаров или оказания услуг служит двум целям техноструктуры. Онуменьшает издержки производства и тем самым дает возможность устанавливатьтакие цены, кото­рые стимулируют больший объем продаж. Таким образом, он служитположительной цели техноструктуры – обеспе­чению роста.

Прогресс в области технологических процессов в то же время укрепляет властьи безопасность техноструктуры и, таким образом, служит ее защитным целям. Такаяфунк­ция отличается некоторой сложностью.

В современной корпорации, как уже отмечалось в пре­дыдущих главах,производственным фактором, который не находится всецело под контролемтехноструктуры, явля­ется рабочая сила. Поэтому сохраняется некая возмож­ностьбросить вызов власти техноструктуры. Этот вызов, особенно вызов со сторонылюбого из профсоюзов, практи­чески нейтрализуется соглашением, котороеисключает вмешательство профсоюза в то, что называют прерогатива­миадминистрации. Указанный вызов еще более нейтрализу­ется контролем фирмы надценами, заключением коллек­тивных договоров внутри целой отрасли и негласнымвзаимопониманием, существующим среди фирм, что рост заработной платы долженосуществляться за счет обще­ства. Таким образом, ни всей отрасли, ни любойотдель­ной фирме не угрожает такое повышение заработной пла­ты, которое она неможет переложить на плечи других [Мы можем отметить, что результатомпрогресса в области технологии является то, что происходящее снижение издержекснижает и сумму повышения заработной платы, которое плани­рующая системавынуждена перекладывать на общество при по­мощи ценового механизма. Это в своюочередь способствует осу­ществлению положительной цели роста. В рыночнойсистеме, если не считать сельского хозяйства, выигрыш от роста производитель­ности,как правило, теряется. Вот почему повышение заработной платы в сфереобслуживания, которое происходит параллельно с ее повышением в планирующейсистеме, со временем вызовет намного большее повышение цен.].

Совершенствование производственных процессов почти неизменно приводит кзамене труда капиталом. В планирующей системе накопления, которые являютсяисточником капитала, в широких масштабах осуществляются за счет доходов фирмы,т. е. поступление капитала находится в ее ведении и под ее контролем. Цены намашины и оборудование легче поддаются предсказанию, чем расходы на заработнуюплату. Машины после того, как их установили, забастовок не объявляют. Такимобразом, издержки капитала и результаты его деятельности отличаются гораздобольшей стабильностью и надежностью, чем издержки на рабочую силу и результатыее функционирования.

Следовательно, технический прогресс и сопутствующее ему вытеснение трудакапиталом повышают надежность дохода фирмы и поэтому служат защитным целямтехноструктуры. Практически это означает, что для современной корпорации вопросо машинах, способствую­щих экономии затрат труда, является отнюдь не толькофинансовым вопросом. Вполне мыслима ситуация, когда замена труда капиталомповлечет за собой увеличение затрат. Это произойдет в силу совершеннорациональных причин, так как замена труда капиталом сопровождается дальнейшимукреплением безопасности и власти техно­структуры. Такая замена позволяетпланирующей системе осуществлять более полное планирование.

Из вышеприведенных особенностей процесса нововве­дении вытекают дваследствия. Первое состоит в том, что в планирующей системе количество рабочейсилы сокра­щается по отношению к объему производства по сравне­нию с рыночнойсистемой. Подобное сокращение может происходить более высокими темпами, чем этообусловле­но экономией в результате технического прогресса. Дан­ное явление,возможно, свидетельствует о том, что повсе­местные высказывания в защитутехнического прогресса и оправдание связанного с ним увольнения рабочих вкакой-то мере являются обманом. Как правило, оправда­ние подобных действийисходит из мысли, что увольне­ния всегда способствуют снижению издержек, чтонепри­ятности для увольняемых рабочих компенсируются в результате снижения ценна товары. Действительной же причиной может быть не снижение издержек, а повыше­ниебезопасности и усиление власти техноструктуры. Это оправдать значительнотруднее; даже обычно более чем уступчивое руководство профсоюза, возможно, струдом одобрит технический прогресс и происходящее в резуль­тате его увольнениерабочих, если основной целью явля­ется замена отстаивающих свои правачеловеческих су­ществ более дорогими, но значительно более уступчивы­мимашинами.

Вторым следствием процесса нововведений является его воздействие наокружающую среду. Некоторые технические новшества наносят ей ущерб. Нельзя,однако, предполагать, что новые технические процессы всегда болеенеблагоприятны для окружающей среды по сравнению со старыми; что тепловоезагрязнение от атомной электростанции хуже дыма от старой электростанции,работавшей на угле, или что самолет, с шумом проносящийся над головой, хужеэкспресса, с грохотом мчащегося между беспорядочно скученными (как эточастенько бывало) в нескольких футах от железной дороги домами. Но любая новаяформа ущерба, наносимого окружающей среде, просто в силу того, что она новая,будет всегда казаться более страшной, нежели та, к которой общество ужепривыкло. Шум реактивного самолета, поскольку он в новинку и затрагивает большенарода, будет казаться хуже грохота поездов. Тепловое загрязнение, так как оноболее загадочно, покажется более коварным, чем загрязнение серой или копотью.

Прогресс в технологии служит, как мы только что видели, положительной целироста. Такой рост усиливает загрязнение воздуха и воды, а также вносит другиенарушения в состояние окружающей среды. Поскольку совершенствованиетехнологических процессов часто связано с созданием нового завода илииспользованием новой территории, оно обычно является объектом критики, котораяв действительности должна быть направлена на стремление техноструктуры к ростукак таковому. При дальнейшем рассмотрении необходимых мероприятий этот вопросимеет огромное значение. Именно стремление техноструктуры к достижению своихсобственных целей и использование ею для этого своей власти, а не прогресс втехнологии сам по себе составляют суть проблемы окружающей среды. Теперь мы обратимсяк роли новшеств в производстве товаров.

После того как обновление товаров становится орга­низованным и переходит подконтроль техноструктуры, этот процесс также подчиняется ее целям. Посколькуважнейшей положительной целью является рост, основ­ной вопрос, которыйвозникает в связи с данным нововве­дением, заключается в том, будет ли онослужить увеличению объема продаж. Для выполнения этой задачи оно не должнобольше служить заранее осознанным потреб­ностям потребителя; необходимо лишь,чтобы новинка способствовала осуществлению общего процесса, посред­ствомкоторого происходит убеждение потребителя. По­лезность, прежде необходимая дляуспеха любого изобре­тения, становится теперь лишь одним из нескольких ус­ловийтакого успеха.

Новизна, совершенно оторванная от любой функции, может оказать большуюуслугу» процессу убеждения, Общепринятый взгляд на изобретение давно уже носитсо­вершенно односторонний характер, т. е. бытует глубокое убеждение, чтонедавно изобретенное изделие лучше, чем что-либо созданное год или десять летназад. Самая новейшая вещь – самая лучшая. Такая точка зрения в свою очередьоснована на реальном опыте прошлого. Ког­да изобретения имели успех или терпелипровал в зави­симости от того, удовлетворяли они или нет осознанные потребностилиц, пользовавшихся ими, более поздние изо­бретения были лучше, чем болееранние. В противном случае они исчезали без следа. Не удивительно, что лю­дипродолжают отождествлять новизну с улучшением. Экономические и другие учебныекурсы способствуют укоренению такого убеждения. Во всех учебниках изобрете­ниепродолжает быть синонимом пользы. Тот факт, что Бенджамин Франклин основалПатентное бюро, почти в такой же мере способствовал его славе, как и опыты своздушным змеем и электричеством. Известность Леонар­до да Винчи в значительноймере возросла именно потому, что он был изобретателем.

Поскольку бытует подобный взгляд на изобретения, новизна сама по себеприобретает продажную ценность. Такай ценность сохраняется даже там, гденикакой связи между новизной и полезностью нет, хотя, вероятно, при этомпроисходит снижение возможности для убеждения. Всем, кто сомневается,достаточно обратить внимание на то, насколько настойчиво и беспрерывно твердитлюбая реклама о новизне, даже если речь идет о самых обыч­ных товарах.Исключение составляет лишь виски, но и здесь реклама всемерно подчеркиваетновизну оформле­ния бутылки.

Кроме всего прочего, новинки вместе с рекламой иг­рают жизненно важную рольв психологическом устаре­вании товаров и их замене. Данный процесс, не лишен­ныйопределенных тонкостей, в прошлом наиболее успеш­но происходил в автомобильнойпромышленности. Но он также находит широкое применение и в отношении дру­гихпредметов потребления и их упаковки. Он заключа­ется в создании зрительнонового изделия, а затем в убеждении потребителя при помощи рекламы, что именнотакая форма изделия имеет исключительное право на существование. Хотя могутбыть выдвинуты требования в отношении осуществления мер по повышениюкомфортабельности или удобств, а также других технических улуч­шений, не онибудут определять успех. Важнее всего добиться, чтобы изменение заставляловоспринимать предшествующую модель как нечто эксцентричное и дальней­шееобладание и использование ее бросало бы тем самым. тень на владельца.

Поскольку полезность становится лишь одним из ряда факторов, оправдывающихтехнический прогресс, или, как это имеет место в отношении средств от пота исинтетической травы, полезность является лишь продук­том воображения,производство и сбыт ограниченно по­лезных или совершенно бесполезных изделийстановятся обычной чертой экономической системы. Потребность в постоянномобеспечении новизны превращается (как в случае с автомобилями) во внутреннийисточник конструктивных пороков. Ничто не может быть проверенным и оправданнымс технической точки зрения. Она слишком быстро изменяется. Новизна иликажущаяся новизна, ес­ли она способствует эффективности убеждения потреби­теля,служит целям техноструктуры лучше, чем надеж­ность или работоспособность.

Ненормальное функционирование вещи тем не менее порождает недовольство. Взначительной мере такое недовольство бьет мимо цели. Оно основывается наубеждении, что бесполезность вещи, ее непригодность представляют собой лишьнекоторое отклонение в системе, которая в остальном совершенна, еще одноизвращенное проявле­ние злонамеренности корпораций, знающих, что им сле­дуетпоступать по-другому. Следует понять, что, как по­казывает данный анализ,проблема бесполезности или непригодности, отнюдь не представляющая собой случай­ностиили какого-то отклонения от нормы, в огромной ме­ре является частью системы.

Необходимо отметить и другую характерную черту нововведений. Поскольку длятехнических новинок требу­ется капитал, а также соответствующая организация, ихосуществление в основном ограничивается планирующей системой. Таким образом,они внедряются там, где ресур­сы, выделяемые для этих новинок, являютсядостаточно сконцентрированными. Наряду со сбытовыми характери­стиками, которыерассматриваются как отличные от потребительских, это объясняет кажущуюсянелогичность размещения ресурсов, используемых для нововведений. Всевозможныепустяковые товары, изготовляемые плани­рующей системой, которые, видимо,обещают повысить женскую привлекательность, помочь избавиться от лишне­го весаили эффективным образом предотвратить скрытое использование домашней хозяйки вкачестве прислуги, привлекут значительно больше ресурсов по сравнению сзатратами на производство более эффективного наземного транспорта илистроительство более комфортабельных, долговечных либо менее дорогих жилыхдомов.

В управлении спросом на товары, необходимые госу­дарству, т. е. закупками,осуществляемыми правительст­вом, роль технического прогресса, безусловно,является решающей. Подобное управление отличается исключи­тельной простотой.Данный вид внедрения технических новинок отличается высокой степеньюорганизации и пол­ностью спланирован. Цель любой новинки явным образомзаключается в том, чтобы сделать предыдущее изделие устаревшим и тем самымсоздать спрос на только что созданное изделие. В то же время ведется работа надследующей новинкой (или часто она уже находится в процессе производства) срасчетом превратить в устарев­ший и этот новый продукт и, таким образом,обеспечить рынок для следующего.

Описанная здесь процедура достигает своего полного совершенства припроизводстве военной техники и си­стем вооружений, где последовательностьновизны и ста­рения полностью упорядочена. Сменяющие друг друга поколениясамолетов, ракет, подводных лодок, вертолетов и основных боевых танковофициально проектируются с указанием примерных дат в будущем, когда данный типв результате технического прогресса устареет и ему со­ответственно потребуетсязамена. Все, кто связан с дан­ным процессом, понимают его природу и сознают,что для непрерывного успеха рассматриваемых отраслей не­обходимо обеспечитьнепрерывный процесс – подобное старение в результате внедрения техническихновшеств… Результатом этого является не только решающая роль техническогопрогресса в поддержании спроса на товары, закупаемые государством, но висключение возможности для сколько-нибудь эффективной критики. В ответ на любоеутверждение, что технический прогресс в области боевой техники представляетсобой механизм, с помощью которого техноструктуры фирм, выпускающих военнуюпродукцию, создают спрос на свои собственные изделия, вероятно, не будутвыдвинуты серьезные возражения. Но поскольку процессом развития (как считают)управлять нельзя, то какой-либо альтернативы, неоправданно даю­щей преимуществадругой стороне, нет. Таким, обра­зом, каким бы бессмысленным и приводящим когром­ным расходам этот процесс ни был, он должен про­должаться.

Кроме того, информация, которая используется для оправдания такихнаучно-исследовательских и проектно-конструкторских разработок, исходит отгосударственного аппарата, с которым техноструктуры военных фирм нахо­дятся всостоянии симбиоза. Эта информация – «что де­лают Советы» -приспосабливается вопределенных пре­делах к существующим потребностям.

В конце концов, чтобы исключить возможность обще­ственного изаконодательного вмешательства в соответ­ствующие решения, привлекается изавеса военной тайны. Решения могут приниматься организациями и в рамкахорганизаций, которые должны получить наибольшую вы­году от капиталовложений в техническиеновинки. Ис­пользование таких новинок в интересах управления спро­сом наважнейшие товары, закупаемые государством, представляет собой во всехотношениях новейшее дости­жение в области господства производителя.

В свете вышесказанного видно, что отношение обще­ства к техническим новинкамуже изменяется. Неоклас­сические учебники все еще энергично твердят об их пре­имуществах.Однако такое целенаправленное воздействие уже не является эффективным присуществующих об­стоятельствах. А эти обстоятельства, об этом свидетель­ствуетпечальный опыт в отношении технических нови­нок, являются неотъемлемой частьюэкономической си­стемы. Техноструктура в погоне за расширением объема продажиспользует доверие общественности к новинкам, причем за счет тех вещей, которыедействительно работо­способны. Существуют новинки, которые служат лишь тому,чтобы сделать продукт-предшественник внешне устаревшим. Это также выгодно.Новинки, даже если они и работоспособны, распределены нерационально: они за­частуюсконцентрированы в вещах, являющихся продук­цией сильной организации, инезначительны в играющей важную роль продукции слабой организации. Что каса­етсяпотребностей государства, особенно в отношении ору­жия, роль техническогопрогресса более чем тревожна. Поэтому достоинство новизны в товарах,предназначен­ных как для частного, так и государственного потребле­ния,перестает быть чем-то само собой разумеющимся. Технический прогресспредставляет собой явление, ко­торое нуждается в тщательной оценке. К средствамдля проведения такой оценки мы также вернемся.

Оцените статья

Нет комментариев. Ваш будет первым!