АБСТРАКЦИОНИЗМ

Эволюция фовизма, которая у Матисса и Дюфи приводит к отделе­нию цветовых пятенот рисунка; основной пафос экспрессионизма, в произведениях которого деформацияпредметов доходит до полного пренебрежения ими, – различные пути подвели художников котказу отизобразительности, предметности живописи. Легенда гласит, что Ва­силий Кандинский, войдя поздно вечеромв свою мастерскую, увидел в плохо освещенном углу незнакомые прекрасные картины. Приближай­шемрассмотрении выяснилось, что это его полотна, которые были по разному расположены(перевернуты), т. е. предметы на них были неуз­наваемы. Это якобы навело его намысль избавить живопись от изо­бражений — писать “голые” эмоции, воплощая ихв музыку линий и пятен. Зритель абстрактных полотен не прав, когда он пытается обна­ружитьсходство этих пятен с предметами: необходимо прослеживать ритмические ицветовые чередования и сочетания. Музыка в XIXв. про­делалапуть от чистой звуковой эмоции к изобразительности (програм­мная музыка, ккоторой прилагаются тексты, поясняющие развитие ее изобразительного ряда), кначалу XX в. импрессионистическая музыка Мусоргского,Римского-Корсакова, Дебюсси и Равеля приходит к жи­вописанию отдельныхпредметов и конкретных образов — живопись в то же время стремится к чистоймузыкальности. В упомянутых уже по­лотнах Лентулов пытается изобразить звон.Собственно, абстракцио­низм на новом уровне возрождает идею импрессионизма, новоспро­изводитне чистое ощущение, а чистую эмоцию. Абстракционизм Де­лоне прямо вырастаетиз неоимпрессионизма Сера. Действительно, си­мультанные окна Делоне и“лучизм” Ларионова сохраняют какую-то преемственность по отношению коптическим эффектам.

Кандинский осознает, что изображает эмоции, используя нарабо­танную культуройсимволику цвета и линии (хотя иногда и надуман­ную). Черное — символ смерти, белое —рождения, красное — мужест­ва; горизонтальная линия связана е представлением опокое, женствен­ности, вертикальная — с движением, восхождением, мужеством ит.д. Уход от конкретной чувственной реальности Кандинский понимает как движение к душеобъекта, к его переживанию. Если чувственная по­верхность мира связана сгармонией и красотой, то внутреннее суще­ство вещей ассоциируется у Кандинскогос диссонансом. Таким обра­зом, художественное и прекрасное фактически оказываютсяне только разъединенными,но и противопоставленными. Но и сама художест­венность у него сведена кминимуму: на полотне должна указываться внутренняя связь линий и пятен, внешне никакне выраженная.

Стремление кубистовгеометризовать структуру предметов, упро­стить ее до предела приводит к появлениюголландского варианта аб-269

стракционизма ПитаМондриана и его товарищей, которые создавали композиции из цветных прямоугольников,образованных пересекаю­щимися черными линиями, — в этом приеме можно увидеть исвоеоб­разноепродолжение клоузионизма фовистов.

Другой вариант абстракционизма порождает футуризм со своим авангарднымустремлением приблизить искусство к повседневности, сделать его доступнымкаждому. Казимир Малевич создает идеально вос­производимое иидеально интерпретируемое произведение “Черный квадрат”, вкотором каждый может увидеть все, что хочет.

Геометрия черного и белого получает неожиданное продолжение уже в 60-е гг., втак называемом “оп-арте” (оптическом искусстве).

Черный и белый цвета в идеологии абстракционизма Мондриана играют роль“освободителей” цвета вообще — будучи “не-цветами”, они представлены наполотне на равных с бесспорными цветами и в рав­ной мере могут выступать в качествефона как основного образа (прав­да, для достижения равновесия, говоритМондриан в 1926 г., черный и белый должны занимать большую площадь). По мнениюМондриана, равновесие нейтрализует составляющие картину пластические средства: в итоге воздействиятакого искусства должна восстановиться матема­тическая стерильность окружающегомира.

Стремление к всеобщности форм, слиянию полотна с миром, влия­ниюполотна на мир заставляет Мондриана пользоваться прямыми ли­ниями, т. к. кривыесоздают замкнутые контуры. Но и прямые у Монд­риана — горизонтали и вертикали —уравновешивают друг друга.

Фактически Мондриан хочет заставить зрителя отказаться от свое­го точечного взглядана мир: его плоскостная живопись устраняет пер­спективу и перестает зависеть отзрителя, сам он как бы сливается с пространством. Мондриан прямо говорит оплатонизме и пуританстве своей живописи, организующей и преобразующей мир ичеловека для новой чистой жизни. Интересно, что Мондриан выступает как разру­шитель искусствавообще, которое привязывает внимание человека к земной низменной материальной жизни ивызвано ее социальной не­устроенностью. Совершенствование жизни ведет к отмираниюискус­ства.

Новая вспышка интереса к абстрактному искусству после второй ми­ровой войны быласвязана с бунтом против проявившего себя в фа­шизме рационального порядка. В 1946 г.была даже организована вы­ставка работ душевнобольных из госпиталя св. Анны,имевшая гран­диозный успех.

Абстракционизм Ганса Гартунга и Тоби напоминает каллиграфию ки­тайских иероглифов,но знаками у него служат совершенно произволь­ные графические изображения.

Джексон Поллок сделал первый шаг для окончательного сближе­ния произведения схудожником — отказался от кисти и стал разбрыз­гивать краску. Резко увеличился иразмер его полотен, что положило начало гигантизму постмодернистскогоискусства, его выходу за пре­делы привычных представлений.

Жорж Матье процесс писания своих полотен превратил в костюми­рованное музыкальноепредставление. (Впрочем, еще Кандинский пе­ред написанием своих “Голубыхлиний” облачился во фрак и цилиндр, выпил бокал шампанского и закрыв глаза провелкистью по холсту.) В конце 40 — начале 50-х гг. абстракционизм стал массовым движени­ем.

Пределом абстракционизма следует считать, по-видимому, творче­ство Ива Клайна,который представил на выставке (1958 г.) пустые за­лы, якобы состоящиеиз “зон нематериальной живописной чувстви­тельности”.

Оцените статья

Нет комментариев. Ваш будет первым!